Будь моими глазами» Как собака становится другом незрячего человека

Поводырь — одна из помогающих собачьих «профессий», при которой собака находится максимально близко к человеку, в его семье. Три года назад Наталья Зайкина получила в учебно-кинологическом центре «Собаки-помощники инвалидов» палевого лабрадора по кличке Жак. Так началась их история.

Семья Натальи, по ее словам, самая обычная: муж, сын-подросток, а теперь еще и Жак. Он для них — полноправный член семьи, вокруг которого «все вращается».

Наталья и собака-поводырь Жак
Муж Андрей — тоже незрячий. Он работает в библиотеке для слепых, занимается оцифровкой виниловых пластинок. «Есть такие старые экземпляры, которых даже в интернете уже не найти, — поясняет Наталья. — Зачастую это какие-то записи концертов, опер. В библиотеке есть нотно-музыкальный отдел, люди приходят, берут диски, чтобы в хорошем качестве все это слушать. А Андрей как раз и занимается их оцифровкой».
Познакомились Наталья с мужем на работе, тогда они оба работали в call-центре. Работа была надомной, но раз в месяц надо было приезжать в офис. «Вот на одном из таких собраний мы и познакомились. Потом на почве рабочих моментов созванивались, затем это перешло во взаимную тягу, ну а потом и в семью», — вспоминает Наталья.
Сын Денис — зрячий, ему 16 лет. Он заканчивает 9 класс и увлеченно занимается спортивными бальными танцами, имеет довольно высокий класс «Б». Хотя с выбором профессии пока не определился: говорит, главное не в офисе сидеть.

Денис
Сама Наталья работает бизнес-тренером в проекте «Диалог в темноте».
— Зрячие люди погружаются в полную темноту. Попав в стрессовую ситуацию, — ведь у них «отключают» на время зрение — обучаемые должны справиться с заданиями, которые мы им даем», — рассказывает Наталья о своей работе.
На обучение приезжают команды из самых разных фирм и предприятий, даже из учебного центра Сколково. Задания могут быть как развлекательные (например, создать в полной темноте символ своей команды), так и более серьезные.
— В этих заданиях не всё так просто, — комментирует Наталья. — Люди, используя только органы осязания и слуха, должны договориться между собой.
«Помню, после семинара начальница одной из фирм сказала: «Я теперь все переговоры буду вести в темноте. Выключать свет в своем кабинете, потому что это настолько всё обостряет. Улучшает понимание. Потому что люди обычно очень отвлекаются на визуальное восприятие друг друга».
Появление Жака в семье Наталья сравнивает с появлением второго ребенка: «Когда он к нам приехал, неделю — не шучу — мне было некогда поесть. Мы так суетились вокруг него, я за ним ходила, следила, чем он занят. Потом: ой, Жак чихнул! Мы сразу побежали звонить ветеринару, выяснять, нормально ли это. Ну и он, наверное, к нам притирался, а мы — к нему. Неделя, конечно, была суетная. Потом уже попривыкли».

Муж Натальи, Андрей, с Жаком
Жак полностью вписался в семейный уклад.
— Приходишь домой, он тебя встречает, самый радостный. Когда ты уходишь, говоришь ему: «Я на работу» — и всё, он понимает, идет на место. Бежишь с работы, думаешь: «Надо же с собакой выйти». У нас кто первый приходит, тот и выводит. Все, в общем-то, вокруг него и крутится».

«Что это за собака?!»

О Жаке Наталья может рассказывать долго и с удовольствием, особо отмечает его «философский» склад характера: «У нас есть знакомый лабрадор, который готов все время таскать пластиковые бутылки, кидай ему их хоть целый день. А Жак два раза сбегает за игрушкой — и стоит, смотрит, всем видом выражая «И это всё, чего вы от меня хотите?». И отправляется заниматься чем-то более «интеллектуальным» — цветы нюхать, палочку грызть».
Основным хозяином Жака считается Наталья, но и с другими членами семьи у него дружеские взаимоотношения.
— От Андрея он больше ждет ласки: пройтись, прогуляться. Не работать с ним. С Денисом они «на равных», как два щенка, возятся.

Жак
Жак водит свою хозяйку в магазины, парикмахерскую, на рынок и по прогулочным маршрутам.
— Вот сейчас сойдет грязь, будем ходить в пойму, там у нас лес, парк, длинная дорога вдоль реки. Еcли я иду с кем-то зрячим, тогда я Жака отпускаю, чтобы он бегал под присмотром, — рассказывает Наталья.
В округе Жака почти все уже знают, и часто помогают Наталье, если надо.
— Я в одни и те же места хожу. Такого, чтобы кричали: «Куда вы с собакой? Выйдите!» — не было. Однажды, правда, был случай. Я хожу в парикмахерскую, там маникюрный кабинетик, мы всегда заходим с Жаком, мастер разрешает. Он лежит, ждет меня. А как-то она открыла дверь, чтобы проветрить, и Жак высунул морду. Мимо шла дама, увидела Жака, раскричалась: «Что это за собака?! Тут вообще-то парикмахерская!». Ее как-то персонал утихомирил — там все любят Жака. Объяснили, что это собака-поводырь. Но такое бывает редко. Это уже личное восприятие собак людьми, — отмечает Наталья.
На улице прохожие реагируют на человека с собакой-поводырем своеобразно.
— Почему-то общаются именно с собакой, а не со мной, — рассказывает Наталья. — Часто хвалят: «Умница, ведешь маму!» или «подсказывают» ему: «Веди маму прямо, прямо иди». Люди же толком не знают ничего про поводырей. У нас на маршруте есть ориентиры, скамейка, допустим. Он меня к ней подводит, и я по ней ориентируюсь — понимаю, где мы сейчас и в какую сторону пойдем дальше. А люди думают свое, начинают мне кричать: мол, собака вас хотела на скамейку посадить, а вы проигнорировали, как же так. Такие забавные моменты бывают.

Наталья и Жак на прогулке

«Я же тебя веду!»

К своей работе Жак относится ревностно.
— Мы с ним ходим в универсам. Там по весне выставляются лотки, целый рынок. И когда Жак после зимы попадает в новое пространство, то теряется: как идти-то, куда? Всё так поменялось. И если люди подходят, предлагают помощь, провожают в нужное место, он волнуется, тычет меня носом: мол, зачем нам помощь?
Или, бывает, стоим на переходе, «пищалка» у светофора не работает, и я не отказываюсь, если предлагают помочь перейти дорогу. А Жак опять переживает: «Ну что такое? Ну я же тебя веду, зачем нам люди помогают?»
На работу Наталья Жака не берет: приходится ездить на метро в час пик, жалко тащить собаку в толпу. «Мне уже трость несколько раз ломали, не хочу, чтобы там на Жака наступали, толкали». Сама Наталья к толпе уже привыкла, ведь и раньше, до Жака, ездила самостоятельно.
По дому и в бытовых делах собака тоже оказалась хорошим помощником.
— Тапочки с утра приносит, что-то поднять я его прошу. А если мелкие вещи, ту же сережку уронила, или бумажку, прошу: «Покажи». Он подходит, показывает носом, а я уже по носу веду рукой и нахожу. А как-то был случай: чек куда-то запропастился. Муж рассказал: подходит Жак и тычется мордой — в пасти принес бумажку. Где поднял? Непонятно. Но вот как-то сам сообразил и принес в руки то, что искали».
Жак — пес дисциплинированный: дома никогда не лает, зато когда семья выбирается в подмосковный пансионат, «отводит душу».
— Там свобода: лес, муравьи, ежики… Идешь с ним рано утром, пока не жарко, а люди скандинавской ходьбой занимаются. Он уже вдали где-то учует человека и лает. Наверное, природа так действует, в нем охранник просыпается.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
LadysBag.ru