Cтихи про пустоту и одиночество

Не грусти, если что-то не так,
Не скучай, если вновь одинока,
Ведь обиды и горе – пустяк,
Хоть судьба иногда и жестока.

Твоих искренних глаз красоту
Пусть печаль никогда не скрывает:
В них несложно увидеть мечту,
Что к себе новый день призывает.

Суету и тоску прогони,
Что всегда по пятам бродит тенью.
И любовь в свою душу верни –
Ведь она неподвластна забвенью.

Улыбнись, ничего не боясь,
Окунаясь в спокойствия волны.
Посмотри в новый день не таясь,
Сердце радостью новой наполни.

Будь смелее – иначе нельзя,
Только так все мечты могут сбыться.
И запомни – найдутся друзья,
Что тебе не дадут оступиться!

Я жду тебя. Мне очень нужен
Твой голос, взгляд, прикосновенье…
Не разлучат не зной, не стужа,
Люблю тебя моё затменье.

Ты голову вскружил,
Я жизни без тебя не представляю.
И без тебя мне свет не мил
Всегда я жду тебя,скучаю.

Тону в глазах твоих,
Целуешь-забываю обо всём на свете.
Являешься ты в снах моих
Поймал меня в свои ты сети.

И в мире нет таких преград,
Пройти б которых не сумели
Пусть знают же, любви кто не имели-
Любовь…вот лучшая из всех наград!

Как страшно жизни сей оковы
Нам в одиночестве влачить.
Делить веселье — все готовы:
Никто не хочет грусть делить.

Один я здесь, как царь воздушный,
Страданья в сердце стеснены,
И вижу, как судьбе послушно,
Года уходят, будто сны;

И вновь приходят, с позлащенной,
Но той же старою мечтой,
И вижу гроб уединенный,
Он ждет; что ж медлить над землей?

Никто о том не покрушится,
И будут (я уверен в том)

* * * * *

О смерти больше веселится,
Чем о рождении моем…

* * * * *

Цена одной ошибки — одиночество.
Вы слышали хоть раз страшней пророчества?
Сама не знаешь, почему всё вышло так,
А все вокруг твердят — какой пустяк!

Пустяк? Но я ж теперь совсем одна,
Так страшно, безнадежно всё кругом.
Пустяк, что мне ночами не до сна?
Пустяк, что в жизни всё вверх дном?

Ночами хочется реветь от боли,
А сердце бьется будто зверь в неволе.
Кого винить, что в жизни всё теперь не так?
А вы твердите мне, что это лишь пустяк.

* * * * *

Неправда то, что время лечит.
Нельзя забыть, кого любил.
И все последующие встречи
Лишь уменьшают сердца пыл.

Оно устало от мучений:
Забыть, найти и полюбить.
Я не хочу нести лишений,
И не хочу я с кем-то быть.

Мне просто тяжело понять,
Что прошлое невозвратимо.
Нельзя любовь свою догнать,
Когда она проходит мимо.

Я знаю – хватит вспоминать,
И думать:«Все еще возможно!»
Нам близкими опять не стать.
Но почему все в жизни сложно?

Мне надо просто дальше жить,
И не смотреть на то, что было.
Я знаю – я смогу любить,
Как ты меня тогда любила…

* * * * *

 

Не грусти, если что-то не так,
Не скучай, если вновь одинока,
Ведь обиды и горе – пустяк,
Хоть судьба иногда и жестока…
Твоих искренних глаз красоту
Пусть печаль никогда не скрывает:
В них несложно увидеть мечту,
Что к себе новый день призывает…
Суету и тоску прогони,
Что всегда по пятам бродит тенью…
И любовь в свою душу верни –
Ведь она неподвластна забвенью…
Улыбнись, ничего не боясь,
Окунаясь в спокойствия волны…
Посмотри в новый день не таясь,
Сердце радостью новой наполни…
Будь смелее – иначе нельзя,
Только так все мечты могут сбыться…
И запомни – найдутся друзья,
Что тебе не дадут оступиться!

Я жду тебя. Мне очень нужен
Твой голос, взгляд, прикосновенье…
Не разлучат не зной, не стужа,
Люблю тебя моё затменье.
Ты голову вскружил,
Я жизни без тебя не представляю.
И без тебя мне свет не мил
Всегда я жду тебя,скучаю.
Тону в глазах твоих,
Целуешь-забываю обо всём на свете.
Являешься ты в снах моих
Поймал меня в свои ты сети.
И в мире нет таких преград,
Пройти б которых не сумели
Пусть знают же, любви кто не имели-
Любовь…вот лучшая из всех наград!

Как страшно жизни сей оковы
Нам в одиночестве влачить.
Делить веселье — все готовы:
Никто не хочет грусть делить.
Один я здесь, как царь воздушный,
Страданья в сердце стеснены,
И вижу, как судьбе послушно,
Года уходят, будто сны;
И вновь приходят, с позлащенной,
Но той же старою мечтой,
И вижу гроб уединенный,
Он ждет; что ж медлить над землей?
Никто о том не покрушится,
И будут (я уверен в том)

* * * * *

О смерти больше веселится,
Чем о рождении моем…

* * * * *

Цена одной ошибки — одиночество.
Вы слышали хоть раз страшней пророчества?
Сама не знаешь, почему всё вышло так,
А все вокруг твердят — какой пустяк!
Пустяк? Но я ж теперь совсем одна,
Так страшно, безнадежно всё кругом.
Пустяк, что мне ночами не до сна?
Пустяк, что в жизни всё вверх дном?
Ночами хочется реветь от боли,
А сердце бьется будто зверь в неволе.
Кого винить, что в жизни всё теперь не так?
А вы твердите мне, что это лишь пустяк…

* * * * *

Неправда то, что время лечит.
Нельзя забыть, кого любил.
И все последующие встречи
Лишь уменьшают сердца пыл.
Оно устало от мучений:
Забыть, найти и полюбить.
Я не хочу нести лишений,
И не хочу я с кем-то быть.
Мне просто тяжело понять,
Что прошлое невозвратимо.
Нельзя любовь свою догнать,
Когда она проходит мимо.
Я знаю – хватит вспоминать,
И думать:»Все еще возможно!»
Нам близкими опять не стать.
Но почему все в жизни сложно?
Мне надо просто дальше жить,
И не смотреть на то, что было.
Я знаю – я смогу любить,
Как ты меня тогда любила…

* * * * *

Елена Койда
Окаменело сердце, что ли?
А есть ли в нем ещё любовь?
Я не испытываю боли,
Когда душа разбита в кровь.
Я не ищу,куда приткнуться,
И в чью жилетку порыдать.
И через силу улыбнуться
Меня не нужно заставлять.
Я улыбнусь всегда при встрече,
Кричат, счастливая, мне в след.
Я улыбнусь, но не отвечу,
Да и ответа вовсе нет!
В себе устала я копаться
Не разобравшись до конца.
То очень хочется смеяться,
То слезы катятся с лица!
Одиночество
Елена Кораблева

* * * * *

За спиной — безнадёга и наспех прожитые годы.
Остается лишь шаг в темноту из пролета окна
И полет в тишину — демо-версия полной свободы…
Одиночество гулкой тоской пробирается в дом
И упорно сжимает объятья всё туже и туже.
Пусть по форме мы все друг за друга, святой на святом,
А по сути — никто никому в этом мире не нужен.
Нарушают часы равнодушной Луны немоту.
Всё неважно, и собственный страх в осознании тонет,
Что для смерти достаточно просто шагнуть в темноту,
А для жизни — всего лишь тепло чьей-то крепкой ладони.
Там, под окнами, адская смесь из людей и машин,
О текущем мгновении мелко и зло беспокоясь,
С наслаждением вязнет в проблемах и собственной лжи.
Каждый нервно живет, отмывая то деньги, то совесть.
И не стоит кричать, нарушать их дешевый уют
Бесполезной банальностью слов «…вы меня не поймете…»
Просто вытяни в сторону руку – и встретишь мою:
Точно так же, как ты, в полный рост, я в соседнем пролете…
Нет у меня никого и, поверишь, не хочется

* * * * *

Нет у меня никого и, поверишь, не хочется.
Вроде себя чуть за двадцать, не более, чувствую…
Только по мне — лучше жить и дышать одиночеством..
Чем рисовать себе счастье на сердце искусственно.
Просто не верю и все тут. Ни в сны, ни в пророчества..
Даже в любовь… Я и так слишком долго надеялась.
Чудо осталось за кадром без имени-отчества.
Жажда тепла постепенно над бытом развеялась.
Может быть я аномально-незрелая женщина..
Лучше одной… чем извечно лепить себе трудности…
Но вопреки всем решеньям… мне чувства обещаны…
Светом, мечтой, невозможностью и безрассудностью..
Мне одиночество удобно…

* * * * *

Стучат задорно каблучки,
Расправлены свободно плечи,
Мой взгляд сквозь стильные очки
Всегда продуманно беспечен.
И неприкаянность души
Вы не заметите случайно,
Как легкой сеточки морщин
Под макияжем идеальным.
Мое осеннее тепло
Еще вполне согреть способно,
Но что-то главное ушло —
Мне одиночество удобно…
Молчание
Леди Дождик
Одиноко и тихо в квартире
В хороводе несказанных слов.
Мы с тобой в перевёрнутом мире,
Где потеряны стрелки часов.
Не звенят телефонные трели,
В трубке треск и дыханье зимы.
Ранив сердце в любовной дуэли,
Ходим мимо — больны и немы.
Тёплый дом стал холодной ночлежкой,
Тонут в серой тиши голоса,
И уходит корабль надежды,
Растеряв в нелюбви паруса.
Что душа? Сиротливая чайка…
Как легко ты её отпускал!
В громком свисте заходится чайник,
Но вверх дном перевёрнут бокал.

* * * * *

Одиночество — вам не порок и не наказание,
И не знак непригодности личности к отношениям.
Одиночество — словно латентное состояние,
Не оправданный кем-то желанным кредит доверия.
Одиноким никто не пропишет и дня больничного,
И не лечат их тёплым чаем, вареньем с плюшками…
Одиночество — как недостаток чего-то личного,
Как нехватка любимого запаха меж подушками.
Одиночество … Нет, не диагноз, не штампик в паспорте.
Словно быть позабытым, при этом — остаться помнящим.
И не нужно жалеть одиноких, как нищих в транспорте,
Нужно просто ответить уставшим просить о помощи.

* * * * *

Возможно, ты сегодня одинок…
Среди чужих признаний и объятий

Ты хочешь провалиться, крикнуть: «хватит!»,
Почувствовав, как взводится курок…
Наверно ты сегодня одинок…
Но новый день ворвётся в дом с рассветом,
И за зимой опять наступит лето,
А тишину взорвёт чужой звонок.
И если ты сегодня одинок,
То не спеши с претензиями к Богу,
Быть может, эта долгая дорога
Ведёт тебя на чей-нибудь порог…

* * * * *

Не зови её замуж, она уже там была…
И на память об этом в шкафу сохранилось платье.
А теперь, с головой погружаясь в свои дела,
Ей не хочется больше другим раскрывать объятья.
Не зови её замуж… Ей чужд романтичный бред,
Как и тем, кто ночами считает свои потери.
Просто будь её другом, спасай от тоски и бед,
Без претензий к тому, что она разучилась верить.
Не зови её замуж… А нежно коснись лица,
Расскажи ей, что грусть — безобидный ожог крапивой….
Счастье — это не штамп, не шлифованный блеск кольца.
Не зови её замуж, а сделай её счастливой.

* * * * *

Кошка сдохла, хвост облез,
Когти сточены.
Вечно времени в обрез
В одиночестве.
Мокрый чай, сухой закон,
Тапки с дырками.
Выйдешь ночью на балкон —
Звёзды зыркают.
Мыши пляшут полонез,
Тащат пончики.
Кошка сдохла, хвост облез,
Спички кончились.
Тьма снимает кожуру
С немолчания —
Все подушки поутру
Измочалены.
Не сбежало молоко —
Перепутало.
Бьётся сердце молотком
В гвозди гнутые.
Сказки не было, малец, —
Только присказка:
Кошка сдохла, хвост облез…
Хрен с ним, с Вискасом.

* * * * *

Одиночество молочных фонарей,
Одиночество пустынных улиц,
Одиночество чужих дверей,
Что замками крепкими замкнулись.
Равнодушье незнакомых глаз,
Отчуждённость безразличных взглядов…
Как же часто окружает нас
То, что нам, увы, совсем не надо.
Как же хочется покоя и тепла,
Добрых слов, вниманья и участья.
Чья-то жизнь томительно прошла,
Так и не узнав, что значит счастье.
Мы проходим мимо чьих-то бед,
Закрываем собственные двери…
Как жесток ты, 21-й век!
Как богат на чёрствость и потери!

* * * * *

Одиночество — не печально,
А величественно оно.
Если мыслить рационально:
Солнце в небе всегда одно.
И Луна, что сияет гордо,
Бродит в тучах всегда одна.
Но людское — другого сорта,
Пьешь по капле, как яд, до дна.
Говорило со мной одиночество

* * * * *

Одиночество — общий удел
Фёдор Сологуб
Одиночество — общий удел,
Да не всякий его сознает,-
Ты себя обмануть не хотел,
И оно тебе ад создает.
И не рад ты, и рад ты ему,
Но с тоской безутешной твоей
Никогда не пойдешь ни к кому —
И чего б ты просил у людей?
Никому не завидовал ты,
Пожелать ничего ты не мог,
И тебя увлекают мечты
На просторы пустынных дорог.

* * * * *

Когда сижу я ночью одиноко
И образы святые в тишине
Так из души я вывожу глубоко,
И звонкий стих звучит чудесно мне,—
Я счастлив! мне уж никого не надо.
Весь мир во мне! Создание души
Самой душе есть лучшая отрада,
И так его лелею я в тиши…
И вижу я тогда, как дерзновенно,
Исполнен мыслью, дивный Прометей
Унес с небес богов огонь священный
И в тишине творит своих людей…

* * * * *

А одиночество бывает сразу —
С последними прощальными гудками.
Рассунуты скорей рукопожатья,
Один толчок, назад поплыл перрон,
Друзья бегут,
заглядывают в окна,
Но круто обрывается платформа…
И ты один — в дороге.
Семафоры
Поднимут руки вверх,
страшась разгона.
Мелькнут пакгаузы —
и город кончен.
Пошли писать поляны и поля.
Вечерний лес дорогу распахнет
У дымного открытого окна,
Закурит не спеша,
и будет молча
Глядеть тебе в глаза,
припоминая,
Что будто где-то видел он тебя…

* * * * *

Как стыдно одному ходить в кинотеатры
без друга, без подруги, без жены,
где так сеансы все коротковаты
и так их ожидания длинны!
Как стыдно —
в нервной замкнутой войне
с насмешливостью парочек в фойе
жевать, краснея, в уголке пирожное,
как будто что-то в этом есть порочное…
Мы,
одиночества стесняясь,
от тоски
бросаемся в какие-то компании,
и дружб никчемных обязательства кабальные
преследуют до гробовой доски.
Компании нелепо образуются —
в одних все пьют да пьют,
не образумятся.
В других все заняты лишь тряпками и девками,
а в третьих —
вроде спорами идейными,
но приглядишься —
те же в них черты…
Разнообразные формы суеты!
То та,
то эта шумная компания…
Из скольких я успел удрать —
не счесть!
Уже как будто в новом был капкане я,
но вырвался,
на нем оставив шерсть.
Я вырвался!
Ты спереди, пустынная
свобода…
А на черта ты нужна!
Ты милая,
но ты же и постылая,
как нелюбимая и верная жена.
А ты, любимая?
Как поживаешь ты?
Избавилась ли ты от суеты;
И чьи сейчас глаза твои раскосые
и плечи твои белые роскошные?
Ты думаешь, что я, наверно, мщу,
что я сейчас в такси куда-то мчу,
но если я и мчу,
то где мне высадиться?
Ведь все равно мне от тебя не высвободиться!
Со мною женщины в себя уходят,
чувствуя,

* * * * *

Я спал, и смыла пена белая
Меня с родного корабля,
И в черных водах, помертвелая,
Открылась мне моя земля.
Она полна конями быстрыми
И красным золотом пещер,
Но ночью вспыхивают искрами
Глаза блуждающих пантер.
Там травы славятся узорами
И реки словно зеркала,
Но рощи полны мандрагорами,
Цветами ужаса и зла.
На синевато-белом мраморе
Я высоко воздвиг маяк,
Чтоб пробегающие на море
Далеко видели мой стяг.
Я предлагал им перья страуса,
Плоды, коралловую нить,
Но ни один стремленья паруса
Не захотел остановить.
Все чтили древнего оракула
И приговор его суда
О том, чтоб вечно сердце плакало
У всех заброшенных сюда.
И надо мною одиночество
Возносит огненную плеть
За то, что древнее пророчество
Мне суждено преодолеть.

* * * * *

И ветер, и дождик, и мгла
Над холодной пустыней воды.
Здесь жизнь до весны умерла,
До весны опустели сады.
Я на даче один. Мне темно
За мольбертом, и дует в окно.
Вчера ты была у меня,
Но тебе уж тоскливо со мной.
Под вечер ненастного дня
Ты мне стала казаться женой…
Что ж, прощай! Как-нибудь до весны
Проживу и один — без жены…
Сегодня идут без конца
Те же тучи — гряда за грядой.
Твой след под дождем у крыльця
Расплылся, налился водой.
И мне больно глядеть одному
В предвечернюю серую тьму.
Мне крикнуть хотелось вослед:
«Воротись, я сроднился с тобой!»
Но для женщины прошлого нет:
Разлюбила — и стал ей чужой.
Что ж! Камин затоплю, буду пить…
Хорошо бы собаку купить.

* * * * *

Как часто, бросив взор с утесистой вершины,
Сажусь задумчивый в тени древес густой,
И развиваются передо мной
Разнообразные вечерние картины!
Здесь пенится река, долины красота,
И тщетно в мрачну даль за ней стремится око;
Там дремлющая зыбь лазурного пруда
Светлеет в тишине глубокой.
По темной зелени дерев
Зари последний луч еще приметно бродит,
Луна медлительно с полуночи восходит
На колеснице облаков,
И с колокольни одинокой
Разнесся благовест протяжный и глухой;
Прохожий слушает,— и колокол далекий
С последним шумом дня сливает голос свой.
Прекрасен мир! Но восхищенью
В иссохшем сердце места нет.
По чуждой мне земле скитаюсь сирой тенью,
И мертвого согреть бессилен солнца свет.
С холма на холм скользит мой взор унылый
И гаснет медленно в ужасной пустоте;
Но, ах, где встречу то, что б взор остановило?
И счастья нет, при всей природы красоте.
И вы, мои поля, и рощи, и долины,
Вы мертвы! И от вас дух жизни улетел!
И что мне в вас теперь, бездушные картины.
Нет в мире одного — и мир весь опустел.
Встает ли день, нощные ль сходят тени,—
И мрак и свет противны мне…
Моя судьба не знает изменений —
И горесть вечная в душевной глубине!
Но долго ль страннику томиться в заточенье.
Когда на лучший мир покину дольный прах,
Тот мир, где нет сирот, где вере исполненье,
Где солнцы истинны в нетленных небесах.

* * * * *

Как страшно жизни сей оковы
Нам в одиночестве влачить.
Делить веселье — все готовы:
Никто не хочет грусть делить.
Один я здесь, как царь воздушный,
Страданья в сердце стеснены,
И вижу, как судьбе послушно,
Года уходят, будто сны;
И вновь приходят, с позлащенной,
Но той же старою мечтой,
И вижу гроб уединенный,
Он ждет; что ж медлить над землей?
Никто о том не покрушится,
И будут (я уверен в том)

* * * * *

О смерти больше веселится,
Чем о рождении моем…

Стою у власти, душой одинок
Александр Блок
Стою у власти, душой одинок,
Владыка земной красоты.
Ты, полный страсти ночной цветок,
Полюбила мои черты.
Склоняясь низко к моей груди,
Ты печальна, мой вешний цвет.
Здесь сердце близко, но там впереди
Разгадки для жизни нет.
И, многовластный, числю, как встарь,
Ворожу и гадаю вновь,
Как с жизнью страстной я, мудрый царь,
Сочетаю Тебя, Любовь?

* * * * *

Беспокойно сегодня мое одиночество —
У портрета стою — и томит тишина…
Мой прапрадед Василий — не вспомню я отчества —
Как живой, прямо в душу глядит с полотна.
Темно-синий камзол отставного военного,
Арапчонок у ног и турецкий кальян.
В заскорузлой руке — серебристого пенного
Круглый ковш. Только, видно, помещик не пьян.
Хмурит брови седые над взорами карими,
Опустились морщины у темного рта.
Эта грудь, уцелев под столькими ударами
Неприятельских шашек,— тоской налита.
Что ж? На старости лет с сыновьями не справиться,
Иль плечам тяжелы прожитые года,
Иль до смерти мила крепостная красавица,
Что завистник-сосед не продаст никогда?
Нет, иное томит. Как сквозь полог затученный
Прорезается белое пламя луны,—
Тихий призрак встает в подземельи замученной
Неповинной страдалицы — первой жены.
Не избыть этой муки в разгуле неистовом,
Не залить угрызения влагой хмельной…
Запершись в кабинете — покончил бы выстрелом
С невеселою жизнью,— да в небе темно.
И теперь, заклейменный семейным преданием,
Как живой, как живой, он глядит с полотна,
Точно нету прощенья его злодеяниям
И загробная жизнь, как земная,— черна.

 

* * * * *

 

Как страшно одиночество вдвоём,
Когда объединяет только быт.
Есть, вроде, муж, и я – жена при нём,
Но одиночество во всех щелях сквозит.

И не с кем свое горе разделить,
И счастье твое тоже не поймут,
Не можешь по душам поговорить,
Боясь, что надоедливой сочтут.

А так хотелось разделить судьбу,
Свои надежды, планы и мечты,
Но отчего тогда, я не пойму,
Давно уж с одиночеством на «ты».

И нету сил стучать в глухой забор,
И ранить сердце об осколки фраз,
Лишь изредка ловить, как будто вор,
Немного теплоты из жестких глаз.

И как так получилось, почему,
Быть может, мы когда-нибудь поймем.
Как трудно строить счастье одному,
Как страшно одиночество вдвоём.

* * * * *

Когда от боли капает слеза…
Когда от страха сердце бьется…
Когда от света прячется душа…
Когда от горя жизнь вся рвется…
Ты посиди тихонько в тишине…
Закрой глаза, и понимая, что устала…
Сама себе скажи наедине…
Я буду счастлива! Во чтобы то ни стало.

* * * * *

Меня не понимают,
Живу в своем я мире,
Я буду одиноко
Сидеть в своей квартире.
Закрою на замок я,
И дверь свою,и душу,
Скрывая боль за маской
Веселой,добродушной.
Все в мире будут думать,
Что я всегда такая,
Но реальность опрометчива,
Ведь я совсем другая.

* * * * *

А ты когда-нибудь любил?
До сумасшествия, до боли.
В подушку судорожно выл,
За то, что вот такая доля?
И от бессилья стиснув зубы.
Душой то ласковый, то грубый.
Пытаясь мир перевернуть,
Чтоб лишь познать, той жизни суть.
Пытался кулаками бить,
Сбивая в кровь свои костяшки,
В запои даже уходить,
Когда бывало очень тяжко?
А ты кода-нибудь любил?
До немоты, до дрожи в теле.
Когда кричать уже нет сил,
А нервы «к черту» на пределе.
Когда нет слёз, а крик в ушах,
Немой, орёт, тебя же глуша.
А ты смотрел на образа,
Молясь за ту любовь послушно?
А ты когда-нибудь любил? …
А ты умеешь сердце слушать?

* * * * *

ЖдалА звонка, как ждут спасенья.
«Алло, сынок, как рада я…
Да, принимаю поздравленья,
Да, юбилей… года, года.
А как же ты, уж не болеешь,
вот слава Богу, что здоров.
да, да я знаю вечерееет
и гости все уж за столом…
Спасибо, что меня поздравил,
пусть Бог хранит твою семью.
пока, сынок… спешишь…я знаю,
целую, трубочку ложу…»
Сын позвонил, слеза скатилась.
какое счастье для неё…
«я голос слышу, это милость,
лицо б увидеть, мне, твоё.»

* * * * *

А ведь живет, рукой подать…
и каждый день проездом мимо.
уж восемь лет… тебе ль не знать,
что сын ты ей, родной, любимый.
взглянуть хотела б на тебя,
девятые ей уже десяток,
ты обижаешь маму зря…
и пред тобой не виновата.
Когда-то, может быть поймешь.
но будет поздно, пожалеешь.
ну как ты без нее живешь…
без той, что жизнь дала и верит…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
LadysBag.ru